Болезнь меня подкосила и теперь страшно, что без меня наша приёмная дочь будет не нужна мужу и он сдаст её обратно

Болезнь меня подкосила и теперь страшно, что без меня наша приёмная дочь будет не нужна мужу и он сдаст её обратно

Когда мы стали жить с Игорем, он привел меня хозяйкой в свой большой загородный дом. Ни минуты не пожалев, что пришлось навсегда оставить работу, я увлеченно занималась домом. Мой гражданский муж целыми неделями пропадал на работе, а я создавала уют, готовила, в свободное время шила, вязала, иногда ходила в деревенскую церковь. И такая жизнь была мне очень по душе. По мастер-классам из Интернета освоила шитье кукол, дарила свои произведения всем знакомым и даже создала сайт, через который пыталась их продавать.

Игорь всегда поддерживал любые мои инициативы: посадить у дома необычный декоративный кустарник – пожалуйста! Мы вместе отправлялись в садовый центр, а потом он в свой редкий выходной копал яму, сажал, поливал. Мне захотелось в летний сезон держать кур, чтобы есть свежайшие деревенские яйца – и он устроил загон для цыплят, не брезговал его чистить. Я увлеклась вегетарианством – и он тоже перестал есть мясо, и даже дальше пошел – на какое-то время стал строгим веганом, сыроедом.

Нашу жизнь в деревне никак нельзя было назвать уединенной. То приезжали уже взрослые сын и дочь Игоря со своими ребятишками, то выходные проводил в нашем доме Андрей – его партнер по бизнесу, часто бывала у нас моя старшая сестра Варя. И это, не считая деревенских знакомых, соседей. Летом жарили овощи на гриле, коптили рыбу, зимой рассекали по окрестностям на снегоходе, скучать было некогда.

Одно омрачало нашу жизнь: у нас не было детей. Собственно, Игорь об этом не тосковал: в предыдущих браках у него были дети, которые уже даже сделали его дедушкой, а вот я в свои 30 очень хотела родить, потому что понимала: последний шанс, последние годы, когда можно это сделать, уходят.

Был даже момент, когда после незначительной ссоры я уехала от Игоря, жила три месяца у мамы, устроилась на работу. Рассчитывала встретить другого мужчину, выйти замуж, родить. Но ничего не получилось. Кратковременные романы случались, однако это всё были не те люди, с которыми можно связать жизнь. Поняла, что лучше Игоря не найду, и вернулась. Посидели, поговорили. Каждый сделал выводы из нашей разлуки. Вскоре мы официально оформили отношения.

А через полгода взяли из дома малютки девочку. Пришлось долго собирать необходимые документы, оформлять опеку. В это время я много читала об отказных детях, их психологических особенностях, их развитии. Что-то удивляло, чаще испытывала неимоверную жалость, до боли сердечной.

С четырехлетней Дианой, дочкой моей приемной, до того, как взяли ее домой, виделись лишь однажды: поиграли, поговорили.

Сейчас вот уже почти год мы все вместе. Диана практически привыкла. Всё реже упоминает в разговоре родную мать, которая по месяцам оставляла ее в круглосуточном детском саду и, наконец, отказалась от нее совсем. Диана привыкла к домашней еде, своей комнате, игрушкам. Да, показывает иногда характер, упрямится, не слушается, как все дети, наверное.

Но если я была с ней круглые сутки, вместе играли, готовили, читали, гуляли, то приезжавший на выходные Игорь, казалось, особенно сердцем к девочке не прикипал. Не обижал, разговаривал с ребенком, но родительской теплоты в нем не чувствовалось.

Две недели назад я мыла пол в доме и вдруг упала. Боль в пояснице, ощущавшаяся уже несколько дней, стала в момент невыносимой, ноги подкосились, не держат. Испугала этим Диану, конечно, но сделать ничего не могла, так и пролежала, пока не приехал Игорь и не перенес меня на кровать.

Пока я болела и почти не вставала с постели, за ребенком смотрела моя сестра, Игорь старался приезжать чаще. Однажды Диана подошла к нему, взяла за руку, заглянула в глаза и спросила: «Ты ведь не отдашь меня снова в дом малютки?» Ребенок испугался, что, если приемная мать совсем разболеется, то она будет не нужна отцу, и он сдаст ее обратно.

Я, к счастью, выздоравливаю, но тревога не покидает: если, не дай Господь, со мной что-то случится, кто станет для Дианы самым близким человеком, не будет ли девочка, которую я уже успела полюбить, второй раз предана взрослыми?

Болезнь меня подкосила и теперь страшно, что без меня наша приёмная дочь будет не нужна мужу и он сдаст её обратно: 4 комментария

  1. От всей души желаю Вам здоровья и счастья! Вы с обязательно станете для малышки хорошими родителями! Вы делаете благое дело: ребенок обрел дом, родителей! Удачи Вам на этом сложном пути.

  2. Мужчины и к родному-то ребенку не сразу привыкают и начинают его любить. А девочка приемная, да и Ваш муж, как я понимаю, мало бывает дома. Судя по всему, что Вы рассказали, у него доброе сердце, он не бросит

  3. Откуда же кто знает как ваш муж поступил бы…. А почему вы с ним откровенно не поговорите? Что этот ребенок для него значит и как бы он поступил в случае вашего, не дай бог, ухода? Не всегда внешняя холодность означает безразличие. Может и наоборот — сюсюсю, а потом бросили. Вон Евдокия Германова сдала обратно ребенка в 7 лет, а брала грудным. А показывали как она его нянчила мило………… При достаточно доверительных отношениях человек может честно сказать. Но, представив себя на вашем месте и если, вдруг, я бы была неизлечимо больна, то так бы и наказала — я умру, а ты ребенка расти, не вздумай сдавать обратно, не будет тебе спокойной жизни на старости лет иначе….Вообще не понимаю как можно отдать ребенка обратно. с родными детьми бывают немалые проблемы, но никому же не приходит в голову их из-за этого отдавать в детдом.

    1. У Германовой ребёнок болен психически, причём очень тяжко. Но она и сама не очень уравновешенный человек. Не надо ей было давать никого на усыновление.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *